Фан-клуб Тома Хиддлстона
Шекспир сразу дал понять, что, нападая на Францию, Хэл преследовал отнюдь не благородные цели. Двое его епископов с хитростью использовали сомнительные притязания Англии как повод уклониться от уплаты налогов. Именно молодой король поставил себе за цель найти всё-таки долю благородства в этой затее и вернуть монархии её былое величие. И эта попытка не прошла даром. Когда, будучи неузнанным, он называет свою вражду с Францией «правым делом», брюзга Уильямс отвечает: «Ну, этого нам не дано знать». Сейчас мы находимся на пороге войны с Ираком, как англичане перед битвой при Азенкуре. В этой битве сразились тысячи, она пропитана кровью, грязью и хаосом. Что будет в конце – неизвестно даже Генриху: «За кем победа – я ещё не знаю».

Том Хиддлстон с самого начала играет принца Хэла так, как будто играет самого себя. «Никто так быстро не обрел ученость» - возможно и так, но отношения с Фальстафом также были следующей ступенькой в его школе жизни, которую он преодолел с достоинством, став, наконец, настоящим человеком. Здесь проявляется ещё одно преимущество телеверсии – активное использование флэшбеков. В пьесе капитан Флюэллен сообщает королю о том, что Бардольфа ждёт виселица за мародёрство в церкви. А в фильме нам показывают тело, уже висящее на ветке – и сразу же действие переносится в воспоминания Генриха о буйных днях его юности, проведённых в компании этого пройдохи. Но он отгоняет от себя эти мысли со словами: «Всех таких мерзавцев надо беспощадно искоренять».



У режиссёра Теа Шеррок радость победы нередко омрачается смертью. Её фильм начался и закончился сценой похорон; сперва мы решили, что хоронят Генриха IV, но, как оказалось, - его сына, который умер вскоре после описанных Шекспиром событий. Мы видели, как, сидя на стуле, отошёл в мир иной Фальстаф. В битве при Азенкуре всё поле было усеяно телами погибших. А невидимый Хор в исполнении Джона Хёрта оказался мальчиком, мелькавшим во множестве сцен, уже повзрослевшим и готовым принять смерть. Шеррок как будто хочет сказать, что истории о королях заканчиваются так же, как и все остальные – смертью. Потому-то корона и пуста.

С отлично подобранным актёрским составом, начиная от Джули Уолтерс, сыгравшей грубоватую, но сентиментальную мисс Куикли, до Антона Лессера в роли ядовито-циничного Эксетера, и такими яркими режиссёрами, как Руперт Гулд, Ричард Эйр и Теа Шеррок, эти четыре фильма стали главным кинособытием лета. Снимите-ка ещё столько же в следующем году, пожалуйста.
Источник: Last Night’s TV, Эндрю Биллен


@темы: Генрих V, Генрих IV, Тематические недели Фан-клуба, Театр